hypothesorigin (hypothesorigin) wrote,
hypothesorigin
hypothesorigin

Categories:

Будни эрэфистана

В этом государстве .... нет, не подберу синонима - госбезопасностью занимаются гастербайтеры.


Оригинал взят у irek_murtazin в Офицер ФСБ пошел ва-банк
Получил письмо от подполковника ФСБ Максима Свиридова, в отношении которого возбуждено уголовное дело по ст.159 УК РФ. Офицера, похоже, загнали в угол,  и он решил пойти ва-банк, рассказав обо всех перепитиях своего уголовного преследования.


[Spoiler (click to open)]
Оснований не верить Максиму у меня нет. Но нет оснований и верить каждому его слову. Поэтому решил выложить письмо полностью. Без сокрашений и комментариев.

Перепост информации об уголовном преследовании Максима Свиридова приветствуется.


Я, Свиридов Максим Алеександрович, родился 26 июля 1977 г. в г.Душанбе. В 1994 г. окончил физико-математический класс школы-лицея №74 г.Душанбе. В 1999 г. окончил энергетический факультет Таджикского технического университета по специальности «электропривод и автоматика промышленных установок и технологических комплексов». В 2011 г. окончил Российскую академию государственной службы при Президенте Российской Федерации по специальности «государственное и муниципальное управление», специализации «государственное управление и национальная безопасность». В период учебы в институте с 1997 г. начал трудовую деятельность в должности инспектора отделения кадров войсковой части 2421 Пограничной группы ФПС России в Республике Таджикистан. В 2001 г. поступил на военную службу по контракту на должность командира взвода – преподавателя школы специалистов войсковой части 2421 Пограничной группы ФПС России в Республике Таджикистан. В декабре 2001 г. в порядке продвижения по службе переведен в Ишкашимский пограничный отряд Пограничной группы ФПС России в Республике Таджикистан на должность старшего офицера отделения кадров. В сентябре 2003 г. в порядке продвижения по службе переведен в Пянджский пограничный отряд Пограничного управления ФСБ России в Республике Таджикистан на должность старшего офицера отделения кадров. В июне 2005 г. в связи с расформированием Пограничного управления ФСБ России в Республике Таджикистан переведен для дальнейшего прохождения службы в Пограничное управление ФСБ России в Республике Дагестан, где назначен на руководящую должность начальника отделения кадров Дербентского пограничного отряда. В июле 2007 г. в связи с организационно-штатными мероприятиями назначен на равную воинскую должность старшего офицера отделения комплектования отдела кадров Службы в г.Дербенте Пограничного управления ФСБ России по Республике Дагестан. В июне 2008 г. переведен в порядке продвижения по службе в Пограничное управление ФСБ России по Карачаево-Черкесской Республике на должность старшего офицера отделения комплектования отдела кадров. В мае 2012 г. переведен на равную воинскую должность старшего офицера отделения комплектования отдела кадров Пограничного управления ФСБ России по Кабардино-Балкарской Республике. В декабре 2012 года назначен на высшую воинскую должность заместителя начальника отдела кадров Пограничного управления ФСБ России по Кабардино-Балкарской Республике. Дважды проходил тестирование с использованием полиграфа в мае 2009 и декабре 2012 г. на предмет определения годности к прохождению службы на руководящих должностях органов ФСБ России (оба раза успешно без выявления факторов риска).

За период военной службы поощрялся благодарностями непосредственных и прямых руководителей, грамотами и денежными премиями. Награжден знаком отличия «За службу в Таджикистане», нагрудным знаком «Отличник погранслужбы» I-III ст., тремя памятными знаками, грамотой руководителя Пограничной службы ФСБ России, грамотой Правительства Карачаево-Черкесской Республики.
Женат, воспитываю двоих детей, 1996 и 2000 г.р.

11 февраля 2013 г. в отношении меня было возбуждено уголовное дело по части 2 статьи 159 УК РФ (мошенничество). По завершении следствия, мне предъявили обвинение по части 3 статьи 159 УК РФ.

По версии следствия, в марте 2011 г. у меня возник умысел на хищение путем обмана денежных средств у гражданина «Х» в сумме 200000 рублей. В декабре 2011 г, якобы я реализовал свой преступный умысел. В январе 2013 г. «Х» написал заявление о привлечении меня к уголовной ответственности. При этом, «Х» оформлялся в УФСБ РФ по РСО-Алания, а я служил в Карачаево-Черкессии. Что мне мешало его оформить в КЧР? «Х» утверждает, что передал мне деньги в декабре 2011 года на автодороге «Лермонтов-Пятигорск». А свидетели (медперсонал санатория «Ленинград» утверждают, что в это время я был на процедурах и в другое время эти процедуры проводиться не могут).

Теперь по порядку:

По версии следствия, преступление совершено мною на территории Предгорного района Ставропольского края. Уголовное дело возбуждено и расследовалось не по месту совершения преступления, а по месту прохождения мною службы. Я обратился с жалобой в Нальчикский гарнизонный военный суд о передаче уголовного дела по подследственности в 55 военный следственный отдел (г.Пятигорск) (с первого дня была заметна явная предвзятость следствия.
Инициатором возбуждения УД был гражданин Республики Таджикистан – начальник ОСБ ПУ ФСБ РФ по РСО-Алания полковник Давлятмурадов Азамат Раджабович, а руководитель 316 военного следственного отдела – гражданин Республики Таджикистан полковник юстиции Алимардонов Ромин Амрияздонович
[Spoiler (click to open)]
). Вот так, как земляки, решили они меня упечь. В день обращения мною с жалобой в суд, Военным следственным управлением СК РФ по Южному военному округу издается дополнение к приказу об установлении подследственности, которым 316 военному следственному отделу (г.Нальчик) предоставлено право расследовать преступления, совершенные военнослужащими на территории Предгорного района Ставропольского края (в нарушение требований УПК РФ). Нальчикский гарнизонный военный суд вынес определение о неподсудности жалобы и рекомендовал обратиться в Пятигорский гарнизонный военный суд. Пятигорский гарнизонный военный суд принял мою жалобу, рассмотрел и, естественно отказал в её удовлетворении. Самое интересное началось дальше. Ориентировочно, в октябре 2013 г. адвокат подал жалобу в Пятигорский военный суд по обжалованию продления предварительного следствия. Судом вынесено определение о неподсудности жалобы. После обжалования в Окружном военном суде, принято решение о том, что споры о подсудности не допускаются и мои жалобы должен рассматривать Нальчикский ГВС. В настоящее время жалоба о нарушении подследственности принята на рассмотрение Военной коллегией Верховного суда.

В процессе расследования дела, вернее в самом начале расследования, следователем, в доверительной беседе было мне предложено написать признательные показания, я отказался и воспользовался 51 статьей Конституции. Следователь мне объяснил, что если я не пойду на контакт, будут приняты меры. И меры были приняты. В июне 2013 г. в половине шестого утра в мою служебную квартиру, расположенную на охраняемой территории Пограничного управления по КБР, ворвался спецназ ФСБ. Потом парни из «тяжелых» недоумевали, что они здесь вообще делают. Вызывали на спецоперацию, а штурмовать пришлось подполковника и его семью. На обыске, естественно, не нашли ничего, кроме пары килограммов каких-то служебных черновиков, которые сами же и принесли. В ходе обыска изъяли наши с супругой водительские удостоверения и документы на принадлежащее ей авто. Через сутки следователь ворвался с обыском в квартиру матери моей супруги в г.Черкесске. В это время, там гостили мои мама и дочь. Маму довели до сердечного приступа. Следователь ей говорит: «Расскажите нам все про сына. Вы ведь не хотите, чтобы мы его посадили?». Я – единственный сын у своей матери, она сама осталась сиротой в 10 лет. Можно представить её реакцию. Мою 13-летнюю дочь следователь изолировал в кухне и требовал выдать какой-то телефон. Запугивал и угрожал ребенку. У дочери заболевание щитовидной железы. На нервной почве началось удушье. Мама силой отбила ребенка и вытолкала её на улицу. По этому вопросу я обращался к Астахову, его сайт автоматически перенаправил к уполномоченному в КБР. Оттуда мне позвонили, сказали, что разберутся и сообщат. Не разобрались и ничего сообщать не собираются. Этот обыск тоже не принес следствию ничего интересующего.
Следствие длилось восемь месяцев. Все это время руководитель следственного отдела пытался натравить на меня руководство Управления. Не вышло. В сентябре я начал знакомиться с материалами дела. Из материалов дела следует, что гражданин «Х», через своего знакомого обратился ко мне по вопросу оказания помощи в поступлении на службу по контракту. Якобы, я взял на себя обязательства за 200000 рублей помочь ему в этом вопросе (обратился якобы в марте 2011 г), деньги передал в декабре 2011 г., год не звонил и не интересовался значительной суммой, а появился лишь в ноябре 2012 г. Из показаний самого «Х» усматривается, что вначале был знакомый по имени Стас, а потом он оказался его родственником по имени Сталбек.

По версии следствия, 29 ноября 2012 г. в отношении меня было проведено ОРМ, в результате которого я признал, что получил от «Х» деньги. Фоноскопическая экспертиза показала, что голос принадлежит мне. При этом, никто не может ничем доказать, что 29 ноября 2012 г. с гражданином «Х» беседовал именно я.

Из показаний оперработников, участвовавших в так называемом ОРМ и представленных результатов ОРД следует, что 26 ноября 2012 г. в отдел собственной безопасности ПУ ФСБ РФ по РСО-Алания обратился гражданин «Х», который устно сообщил о совершенном в отношении него преступлении. В нарушение норм УПК и приказа ФСБ России № 205, не было оформлено его заявление о преступлении, либо протокол принятия сообщения о преступлении. 29 ноября 2012 г. без каких-либо санкций и разрешений, к территории ПУ ФСБ России по КБР прибыли двое оперработников и гражданин «Х». Оперработник, его начальник, а также руководитель органа, уполномоченного на осуществление ОРД в своих показаниях подтвердили, что решение о проведении ОРМ принял лично старший оперуполномоченный ОСБ ПУ ФСБ РФ по РСО-Алания майор «Д». На территории, прилегающей к ПУ ФСБ РФ по КБР гражданину «Х» был выдан диктофон. При этом не привлекались незаинтересованные участвующие лица, не составлялся акт осмотра и выдачи спецтехники, акт возврата техники, не велась фото и видеофиксация. Диктофон по окончании встречи «Х» с неустановленным лицом не опечатан в конверт, расшифровка записи сделана через два месяца после проведения так называемого ОРМ. Гражданин «Х» не давал подписку о неразглашении сведений, касающихся тактики проведения ОРМ, не давал письменного согласия на участие в проведении ОРМ. При всем этом, кроме показаний двоих оперов и гражданина «Х» ничем не подтверждается то обстоятельство, что я с ним в этот день встречался и разговаривал. Даже по биллингам невозможно установить, что я с «Х» встречался в этот день.

А враньё оперов легко проверить, только суд не хочет этого делать. В этот день, мне позвонил «Х» и попросил встретиться. Я был занят и не хотел с ним говорить. Тем более, я его не видел около года. К тому же около года назад, он обещал мне помочь обменять мою машину с доплатой на свежий прадик, которые они с друзьями гоняют с Южной Осетии. Поняв, что он меня обманывает, я перестал с ним общаться в декабре 2011 года. В тот день, 29 ноября 2012 г. он настойчиво мне названивал с просьбой встретиться с ним. Я ему сказал, чтобы ждал меня. Когда я выехал с территории Управления, чтобы забрать со школы детей, то прямо напротив выезда с территории стоянки заметил блик фотовспышки из автомашины, припаркованной напротив через дорогу. Мне показалось это подозрительным. Я повернул направо, развернулся на перекркстке и проехал мимо этой машины. И тут все подтвердилось. В зеркало заднего вида я увидел, как двое коротко стриженых парней выскочил из машины и исполнили «танец с бубном», при этом, фотографируя и мою машину сзади и обстановку вокруг. Я понял, что это – какая-то грязная подстава и уехал к другому выезду из Управления. Припарковав машину, на другой стороне дороги я увидел «Х». Когда я вышел из машины, до КПП оставалось метров 20, а ему нужно перебежать дорогу с четырьмя полосами и очень интенсивным потоком. Я спокойно прошел на КПП и больше господина «Х» не видел. Как оказалось, что голос на записи принадлежит мне, я не понимаю. Там даже разговор идет не о моих жизненных обстоятельствах. Какая-то сумятица. После ознакомления с материалами ОРД я обнаружил в самих материалах массу нарушений, начиная с того, что проведено ОРМ «негласная аудиозапись», не предусмотренная законом «Об ОРД», нарушен порядок представления результатов ОРД, установленный межведомственной инструкцией от 2007 г., нет процессуального закрепления результатов ОРД. ОРМ проведено без наличия на то законных оснований. В материалах ОРМ все подписи руководителя органа, уполномоченного на проведение ОРД – поддельные (подмахнули за него в расчете, что все пройдет как «по маслу»). Хотя теперь он в своих показаниях заявляет, что это он ставил подписи. 9 января буду заказывать экспертизу подписей за свой счет.

После ознакомления с материалами уголовного дела, мною было заявлено ходатайство об исключении недопустимых доказательств, полученных с грубыми нарушениями УПК и ФЗ «Об ОРД», никакого ответа я не получил. Также я заявил ходатайство о проведении судом по данному вопросу предварительного слушания. Суд сделал все, чтобы данный вопрос не попал в предварительное заседание, чтобы я не имел возможности до вынесения приговора обжаловать данное решение. Прокурор после направления уголовного дела в суд не выдал мне копию обвинительного заключения. Все уведомления штампуются задним числом. Данное уголовное дело в соответствии с требованиями УПК РФ не подсудно данному суду в связи с наличием в его материалах совершенно секретных сведений. Это особая тема. 1 июля 2013 г. за подписью руководителя 316 военного следственного отдела ВСУ СК РФ по ЮВО полковника юстиции Алимардонова Р.А. на имя врио начальника Пограничного управления ФСБ России по КБР полковника Смирнова Б.В. было направлено служебное письмо №1826. Указанный документ содержит ходатайство о выдачи для ознакомления старшему следователю криминалисту 316 ВСО ВСУ СК РФ по ЮВО старшему лейтенанту юстиции Иванченко А.Д. приказа ФСБ России от 25 ноября 2010 г. № 0039. Прошу обратить внимание на то, что служебное письмо не содержит информации о предстоящем изготовлении выписок из документа.

В это же день 1 июля 2013 г. старший лейтенант юстиции Иванченко А.Д. изготовил выписки из приказа ФСБ России от 25 ноября 2010 г. № 0039 на 1 листе, а также из Инструкции, утвержденной вышеуказанным приказом на 5 листах. О своих действиях старший лейтенант юстиции Иванченко А.Д. доложил рапортом от 1 июля 2013 г. №1962 на имя руководителя 316 ВСО полковника юстиции Алимардонова Р.А. с ходатайством о приобщении указанных выписок к материалам уголовного дела № 14/39/0004-13, на что получил соответствующее разрешение. Действия Иванченко А.Д. указывают на скрытное (незаконное) получение сведений, составляющих государственную тайну. Иванченко А.Д., будучи допущенным установленным порядком к сведениям, составляющим государственную тайну, не мог не знать об уголовной ответственности за незаконное получение совершенно секретной информации.
9 октября 2013 г., согласно требованиям статьи 217 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, с материалами уголовного дела № 14/39/0004-13 был ознакомлен адвокат Пятигорской коллегии адвокатов «В+В» Караник Владимир Иосифович (лицо, не имеющее допуска к сведениям, составляющим государственную тайну), а также я лично. По состоянию на 9 октября 2013 г. мне был прекращен допуск к сведениям, составляющим государственную тайну. При этом, нами не давались соответствующие подписки о неразглашении сведений, составляющих государственную тайну.

После ознакомления меня и моего защитника с материалами уголовного дела, последнее с обвинительным заключением было направлено в адрес военного прокурора 55 военной прокуратуры гарнизона подполковника юстиции Рыжкова А.Ю.
В течение 30 суток прокурор знакомился с материалами уголовного дела. Поэтому говорить о том, что у него не было достаточно времени, для выяснения всех обстоятельств дела, в том числе незаконного его возбуждения, фальсификации доказательств и тд и тп., как минимум некорректно. Рыжков А.Ю. утвердил обвинительное заключение и направил уголовное дело в Пятигорский гарнизонный военный суд. При этом до настоящего времени в уголовном деле присутствует совершенно секретный документ, оглашение которого способно нанести ущерб интересам органов федеральной службы безопасности. Также в деле присутствует копия из секретного приказа начальника ПУ ФСБ России по Карачаево-Черкесской Республике № 0181 от 31.12.2010 г. Не смотря на моё обращение от 14 ноября 2013 г., прокурор 55 военной прокуратуры гарнизона, игнорирует предоставленные мною сведения о совершении Иванченко А.Д. деяний, содержащих признаки преступления, представляющего угрозу национальной безопасности Российской Федерации.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments